Green-ТВ

27 февраля, 2013

Интенсификация лесной отрасли

Россия гордо носит звание мировой лесной державы, обладая самыми большими запасами леса на земле. Звучит парадоксально – но в то же время лесопромышленные гиганты страны заявляют о дефиците сырья. Вокруг перерабатывающих предприятий уже почти не осталось хороших делянок, и возить лес приходится почти за 300 км. Запасы спелой древесины в стране превышают 80 миллиардов кубометров, в то время как в год вырубается всего лишь 20 миллионов кубометров. И если в России с 1 гектара леса в среднем получают только 1 кубометр древесины, в аналогичных природных условиях Скандинавии и Северной Америки получают и 4, и 6 и даже 8 кубометров древесины с гектара. Например, в Финляндии, территория которой в 50 раз меньше России, в год умудряются заготавливать в 2,5 раза больше леса, чем в нашей стране. Почему в России, половину площади которой занимают лесА, лЕса все-таки не хватает? 

Наталья Пинягина директор по связям с государственными структурами Архангельского ЦБК: 

«В Архангельской области, т.к. долго не строились дороги,  вдоль существующих магистралей лес вырублен и практически не осталось хорошего хвойного пиловочника. Поэтому леса деградируют, и сейчас увеличиваются запасы мелкотоварной лиственной древесины. В этой ситуации тормозится предприятие, не хватает хвойного хорошего сырья. Это касается и Архангельского ЦБК, который реализует инвестиционный проект по строительству нового завода и занимается реконструкцией всей своей промышленной базы. Это касается и других предприятий. Таких как Отлский ЦБК, который входит в структуру Илим, и Соломбальский ЦБК, и многие лесопильные предприятия».

Илья Вервейко заместитель директора по лесной стратегии ОАО «Группа «Илим» 

 «При сохранении существующей практики лесопользования в перспективе такой дефицит сырья возможен. Опыт других компаний, которые ведут лесопользование вокруг своих  перерабатывающих предприятий более длительное время, чем Илим, он показывает, что… такой дефицит вполне он реален». 1:38:14  Поэтому для нас это насущная проблема – переход на другую модель ведения лесного хозяйства. Т.е. с точки зрения перспективы. Мы задумываемся об этом уже сейчас».

 

О необходимости новой системы ведения лесного хозяйства – или интенсификации - говорят и специалисты Рослесхоза. По мнению чиновников, реформа должна быть направлена как на воспроизводство утраченных лесов и модернизацию техники, так и на грамотное освоение новых удаленных участков. Получается, что внешне задачи лесоводов и промышленников совпадают. Однако, первых настораживает, что под термином «интенсификация» бизнес все еще понимает «усиленное использование лесов». Поэтому часто диалога между чиновниками и арендаторами не получается.

Николай Кротов - заместитель руководителя Федерального агентства лесного хозяйства:

Интенсивное лесопользование в понимании российского бизнеса - это комплекс мер, направленных на то, чтобы по их итогам можно было с 1 га лесной земли снимать больший урожай древесины. В понимании Федерального агентства лесного хозяйства (я говорю не об интенсивном лесопользовании, а об интенсивном ведении лесного хозяйства) это комплекс мер, направленных на то, чтобы при снимании большего урожая с одного гектара точно так же интенсивно производились меры, чтобы на этом гектаре восстанавливалась лесная среда. То есть бизнес говорит о том, что давайте мы будем делать рубки с большей интенсивностью, что позволит нам (и ссылаются на пример скандинавских стран) резко увеличить ежегодный прирост. При этом Финляндия тоже доказывает, что по итогам 20-30-летней работы они приходят к снижению возраста рубок, но при этом почему-то бизнес забывает, что Финляндия 100% восстанавливает посадкой, 80% - закрытой корневой системой, и 100% семян улучшенного качества. А вот они предлагают: давайте мы возьмем финский опыт с точки зрения того, что корову будем доить 3 раза в день, а кормить будем, как в России, один раз. Но ведь это неправильно.

Промышленники возражают – и хотели бы кормить с избытком, но нечем. Спрос на отечественную продукцию в России низкий – возможности населения скромные, да и чаще всего потребитель предпочитает покупать более качественный зарубежный товар. Кроме того, нет в отечестве хорошего леса. Для промышленности нужен качественный пиловочник, а в наших лесах много дровяной  и другой низкосортной древесины. Комплексная переработка - пока только в проектах. На восстановление и охрану лесов  средств всегда не хватает. Особенно это касается средних и мелких производств.

 

Наталья Пинягина, директор по связям с государственными структурами Архангельского ЦБК:

«Сейчас, согласно лесному кодексу, арендаторов обязывают вести комплекс лесных работ. В том числе работать и по лесовосстановлению. Но лесных кодексом не предусмотрена компенсация этих работ. Тем не менее, понимая, что леспромхозам необходимо беспокоиться о сырьевой базе, о том, чтобы леса росли, и было, что заготавливать, эти работы все равно проводятся». 

Бизнес просит адресной поддержки государства – инвестиций и льгот на модернизацию, современных лесосеменных центров для выращивания посадочного материала и дорог к удаленным лесным участкам. Нехватку сырья, по мнению промышленников, может решить смягчение лесного законодательства.

Александр Мариев начальник Управления лесопользования и воспроизводства лесов Рослесхоза:

 «Самое простое предложение, которое мы слышим от лесопользователя – это давайте мы снизим возраста рубок. Т.е. вовлечем новый ресурс административным методом. И у нас леса, которым 60 лет, будут попадать под категорию спелых и перестойных и будем их рубить. Эти подходы, на наш взгляд, не являются правильными».

Арендаторы действительно предлагают пересмотреть возрастные нормативы рубки.  Например, для работы ЦБК в большом объеме нужны балансы, которые можно получить, когда дереву 30-40 лет. И в этом случае промышленники не хотят ждать целое столетие, когда лес достигнет возраста спелости. Лесопильным заводам, напротив, нужен пиловочник.  И они заинтересованы в более интенсивном использовании лесов, чтобы получать больше пиловочника с меньшими затратами. В защиту своих аргументов арендаторы  предлагают успешный опыт скандинавских стран.

Илья Вервейко заместитель директора по лесной стратегии ОАО «Группа «Илим»:

«В скандинавских странах установлена возможность проведения финальной рубки по достижению определенного диаметра насаждений. У нас установлен принцип возрастов рубок. Условно до 100 лет вы выращиваете (есть дифференциация по породам и регионам, конечно) – значит, возраст рубки у вас сто лет. И как бы вы ни вели лесное хозяйство и ни выполняли хозяйственные мероприятия, раньше, чем достигнет насаждение ста лет, вы не имеете права проводить там финальную рубку. Таким образом, желание у лесопользователя выращивать растение отсутствует. 

 

Рослесхоз предлагает изучать зарубежный опыт всесторонне, а не выборочно. Та же Скандинавия много лет решает проблему дефицита сырья за счет многократных рубок ухода за лесом и переработки низкосортной древесины. В результате и с 1 гектара леса снимают урожай в 3-4 раза больше, и к моменту финальной рубки лес вырастает более качественным. Кроме, того перерабатывается практически вся древесина, без остатка, и даже отходы лесосеки идут на биотопливо. В энергетическом балансе Финляндии почти 20% энергии научились получать из отходов деревообработки и малоценной древесины. Почему бы и российским предпринимателям не сделать то же самое?

Андрей Карпилович Руководитель Департамента лесного хозяйства по СЗФО:

  «Как у нас сейчас происходит: мы берем самое вкусное, деловую древесину, распиливаем, отдаем на экспорт, и потом говорим, все, у нас нет сырья никакого. У финнов пройденный этап это. Они тоже это проходили. Тоже увидели, что деловой древесины не хватает. Стали заниматься низкосортной. 1:22:57 Если у нас есть низкосортная древесина, давайте на ней работать. Шаги в этом направлении сделала Интернешнл-пейпа, предприятие Ленинградской области. У них целая линия по низкосортной древесине. Они получают прекрасные результаты и прекрасный продукт».

Ученые, в свою очередь, предлагают позаимствовать более радикальные меры воздействия на арендатора. Например, узаконить финансовую ответственность бизнеса за взятую им на время территорию.

Анатолий Петров ректор ВИПКЛХ Файл:

«У нас ответственность арендатора, которого государство везде восхваляет, заканчивается только объемом заготовки лесов (…) Проект освоения лесов, который должен делать арендатор, он должен заканчиваться мероприятиями на весь период воспроизводства лесов с оценкой конечного результата.  20:08:24 Т.е. мы должны знать, что арендатор там вырубил, и через 50 лет там будет то-то, через 80 тот-то, через 100 то-то и такой-то доход.20:20:51 У нас восстановление измеряется посадкой. Т.е. когда деревце появилось, говорят, все в порядке. Но истинное восстановление будет тогда, когда эти деревья сомкнулись и получился молодняк. На это нужно 10-12 лет».

Александр Мариев начальник Управления лесопользования и воспроизводства лесов Рослесхоза:

Все арендаторы имеют обязательства, которые записаны в договорах аренды, по воспроизводству лесов, охране, защите и аренде. Они должны не только заготавливать, но и восстанавливать 22:18:08 Проверяем все, вот, пожалуйста, у меня даже лежат отчеты тут. Посмотрите, это все созданные лесные культуры. 

Анатолий Петров ректор ВИПКЛХ:

«Результат, я знаю, от посаженных молодняков, остается где-то 15%. Остальное – на бумаге: посадка сделана – хорошо. Но леса-то нет.  Надо принимать результат в виде молодняков. 20:27:01 Т.е. мы должны платить не за работу, а за результат». 

В теории все просто. За счет лесного дохода формируется фонд лесовосстановления. Государством устанавливается минимум затрат на эти цели. Стандарты и технологии воспроизводства леса установлены законом. Если арендатор выполняет все в соответствии с нормой, то государство принимает работу и оплачивает ее. В случаях «особых экологических заслуг» арендатора – восстановления ценных лесных массивов, сохранения природного биоразнообразия - государство может дотировать посадки леса.  Но на практике даже на западе не все так гладко получается.Вывести промышленника из позы просителя без участия федеральных денег сложно. И доля государственного участия, по мнению Анатолия Петрова, должна быть. Однако, из этого не следует, что дороги будет строить государство, а лес рубить – бизнес. Неосвоенные участки можно сдавать в аренду на особых условиях.

Анатолий Петров ректор ВИПКЛХ:

Арендатор должен взять неосвоенный лес. Вначале построить туда дорогу и потом вокруг дороги рубить. Так было бы правильно. 

Александр Мариев начальник Управления лесопользования и воспроизводства лесов Рослесхоза:

 Не нужно менять закон наш, лесной кодекс в этой ситуации, нужно лишь менять подзаконные акты Я вижу переломным моментом не частную собственность леса. Я считаю, что мы должны перейти на товарно-денежные отношения с арендаторами лесных участков, в рамках государства тоже на товарно-денежные отношения, которые бы считались бы в рублях и от рыночной стоимости сортиментов, товара, которые производит лесное хозяйство. Сейчас, к сожалению, ключевой момент – передача в пользование лесных участков в гектарах. Мы передаем право пользование лесными участками. И потом, когда считаем сумму, которую должны заплатить за лесные участки, мы переходим к теме объемов древесины, кубометров. Но древесина у нас – крупная, мелкая, средняя. Это не экономические термины, не рыночные. А там, на рынке, они считаются тоже в кубометрах, но считаются сортименты, конкретные породы – сосна, ели, осина – и товарные ценности – пиловочник, баланс, дрова. Мы даже в терминах не стыкуемся.

Переход на единый товарно-денежный язык упростит взаимоотношения между чиновниками, арендаторами и промышленниками, повысит меру ответственности бизнеса за каждый конкретный участок леса.Очевидно - самая насущная проблема на данном этапе – это диалог сторон. Ведь, друг без друга, как промышленность, так и лесное хозяйство, в сегодняшних рыночных условиях просто несостоятельны. 

Анатолий Петров ректор ВИПКЛХ:

Лесное хозяйство без лесной промышленности в экономику никогда не войдет. 20:04:42 Только когда будет востребована промышленность, тогда будет востребовано лесное хозяйство. Это истина, которую все страны проходили. 

Эксперты сходятся в главном - интенсификацию ведения лесного хозяйства бизнес и чиновники должны проводить сообща, поэтапно, опираясь на господдержку, инвестиции и, конечно, обязательства и капитал самих промышленников. И хотя изначальные цели у всех разные: промышленники в первую очередь ищут прибыль, лесоводы следят за воспроизводством лесных насаждений, - в перспективе обе сторонЫ хотят одного и того же. Иметь сильную конкурентоспособную лесную отрасль и богатый лес. 

Анна Ефремова, Ася Полевая, Максим Капустин, ИА ГринПресс