Вы здесь

Профессор Пластинин: «Инвестпроекты приносят десятикратный эффект государству»

2 posts / 0 новое
Последняя публикация
Alex Olonen
Не в сети
Последнее посещение: 4 года 7 months назад
Регистрация: 08/12/2011 - 10:05
Профессор Пластинин: «Инвестпроекты приносят десятикратный эффект государству»

В Архангельске 11 апреля прошел Международный лесной форум. В пленарной части с докладом о проблемах реализации приоритетных инвестиционных проектов выступил председатель совета директоров ОАО «Соломбальский ЦБК», профессор, доктор экономических наук Александр Пластинин.

Цитата:
В своем выступлении Александр Викторович отметил, что проблема, которую решают приоритетные инвестиционные проекты, обусловлена генетически и проистекает из отношений собственности: лес принадлежит государству, а его освоением занимается частный бизнес:

- Предполагалось, что приоритетные инвестиционные проекты помогут наладить взаимодействие частного бизнеса и государства в деле освоения лесов. Государство сформировало свои условия реализации инвестиционных проектов. Бизнес же, принимая эти условия, разработал бизнес-планы, вложил инвестиции в соответствии с условиями и ожидает в ответ получить доход. А государство отдает лес и надеется получить налоговые поступления и другие эффекты.

Показателен, по словам Пластинина, пример инвестиционного проекта в области освоения лесов, представленного холдингом «Соломбалалес».

- Объем инвестиций по проекту составляет 3,2 млрд. руб. По нашим расчетам налоговые платежи за период реализации проекта составят 961 млн. руб. Государство же предоставляет преференций на 84 млн. руб., - сообщил Александр Пластинин. - При этом налоговые поступления – это реальные деньги, которые поступают в бюджет, а преференции – виртуальные деньги, которые государство соглашается «не брать» у компании. Порядок бюджетной эффективности для государства более чем десятикратный. Но при более серьезном анализе становится ясно, что эффектов от проекта гораздо больше. Главный результат для бизнеса можно выразить одним словом – прибыль. Но кроме того появляется гарантированный объем древесного сырья, продукция, которая получается из этого сырья, повышение конкурентоспособности и главное - громадный залоговый актив. Государство в свою очередь получает развитие производственной и непроизводственной инфраструктуры, которые обязательно появляются вокруг такого масштабного проекта. Кроме того создаются новые рабочие места, в казну поступают налоги и другие внебюджетные выплаты, улучшается социальный климат, вслед за лесниками идут строители, транспортники, торговля и так далее.

Профессор Пластинин признал, что в реализации приоритетных проектов есть и «определенные проблемы»:

- Как гласит крылатое выражение, «дьявол кроется в деталях». В реализации крупного плана ошибки в мелочах и деталях могут приводить к общей неудаче. Согласование частных моментов зачастую тормозит весь проект. К сожалению, мы никак не можем повлиять на работу чиновников.

По мнению Александра Викторовича, если государство в перспективе повысит требования к объемам стартового капитала приоритетных инвестиционных проектов, то взамен для обеспечения баланса интересов необходимо добавить преференций бизнесу, например, внести изменения в налогообложение. Так, если бизнес модернизирует производство, то государство могло бы снизить ему налог на имущество. Также следовало бы разработать и реализовать практический механизм предоставления государственных гарантий и государственно-частного партнерства в области строительства лесных дорог.

Пресс-служба холдинга «Соломбалалес»

Анна Романова
Не в сети
Последнее посещение: 4 года 7 months назад
Регистрация: 05/12/2011 - 15:47

Государство меняет отношение к инвестпроектам. К деньгам отношение будет более строгим, ответственным.
В общем, давать будут не всем. И все проекты будут проходить общественный аудит...
Подробнее Ведомости

Цитата:
Премьер Дмитрий Медведев подписал постановление о публичном аудите госинвестиций. Только после одобрения проекта экспертами и общественными советами при ведомствах он получит финансирование.

Создать с 2013 г. такой механизм поручал президент Владимир Путин в одном из инаугурационных указов. Расходы многих проектов завышены, объясняла помощник президента Эльвира Набиуллина. Правительство задержалось с выполнением поручения: с 2014 г. будет проводиться публичный аудит объектов дороже 8 млрд руб., с 2015 г. — дороже 1,5 млрд. На проекты, уже включенные в гособоронзаказ и федеральную адресную инвестиционную программу на 2013-2015 гг., процедура не будет распространяться (если не меняются их параметры). Не коснется она и проектов, относящихся к гостайне.

Контроль будет осуществляться в два этапа. Сначала независимые эксперты — частные лица или организации — проведут технологический и ценовой аудит. Их работа будет оплачена из бюджета проекта (до 0,58% от стоимости документации) или государством, говорит директор направления «Открытое правительство» центра «Форум» Александр Брагин. Если эксперты дадут положительное заключение, начнется второй этап: в течение месяца общественные советы при органах власти решат, нужен ли вообще проект государству. Без одобрения экспертов и общественного совета правительство не сможет выделить средства. Проект, к которому возникнут серьезные замечания, может быть доработан и снова направлен на экспертизу, при незначительных замечаниях правительство может сразу одобрить финансирование, уточняет министр по вопросам «открытого правительства» Михаил Абызов: «Ответственность за решения несет правительство». Обойти новые требования, утвердив проект, а затем увеличив его смету, невозможно: материалы будут снова отправлены на проверку.

Сейчас решения общественных советов при ведомствах не имеют никакой силы, если же у них появятся реальные полномочия, интерес к ним резко возрастет, прогнозирует координатор проекта «Роспил» Константин Калмыков. Если бы механизм уже работал, удалось бы заблокировать инвестиции в строительство моста на о. Русский (цена — 34 млрд руб.), полагает руководитель общественного совета при Росавтодоре Олег Скворцов: слишком нескоро он окупится. Но есть и риски: общественные советы, состоящие из непрофессионалов, могут срывать хорошие проекты, предупреждает Скворцов: «Из 30 человек в совете при Росавтодоре всего три специалиста, остальные — журналисты и общественники, все совещания — популизм и демагогия». Для вновь формируемых советов будут новые критерии отбора их членов, рассказывает Абызов: «Появится требование — возможность компетентно оценивать инвестпроекты». Фильтр необходим, но не по формальному признаку, рассуждает Калмыков: «Не должно быть таких критериев, как срок жизни организаций, — “Роспил” существует лишь пару лет».

Обсуждение не должно слишком затягивать процесс — нельзя тормозить проекты, замечает федеральный чиновник, курирующий инфраструктуру. Новый порядок может отпугнуть соинвесторов, опасается менеджер фонда прямых инвестиций (соинвестировал с РФПИ и «Роснано»): «Крупные иностранные фонды не хотят публичности — она удлиняет сроки и повышает риски срыва проекта». В советах могут появиться люди, заинтересованные в том, чтобы проект был заблокирован, предупреждает чиновник экономического ведомства, но иногда прозрачность важнее эффективности.

Дополнительный контроль может снизить сметы и повысить ответственность менеджмента, но нужна политическая воля, заключает партнер KPMG Алексей Колосов: «Иначе на практике ничего не заработает, а правительство будет искать предлог отклонить мнение экспертов».